Барыбино Раздел: Kult поэзии Версия для печати

Место встречи

И я когда-то числился солдатом,
Товарищей в окопах хороня.
Но в трижды опоганенном двадцатом
Году родился мальчик у меня.

Пыхтящей вековой узкоколейкой
Не взорванной лишь чудом — повезло,
В шинели, сапогах и с трехлинейкой,
Вернулся я в родимое село.

Застыли, и слепые и глухие,
Влюбленный я, влюбленная жена,
Забыли мы, что в сумрачной России
Еще идет Гражданская война.

И мне, как терпеливому Иову,
Господь назначил дьявольский удел;
Как злой дракон, по заклинанью-слову
К нам на деревню рухнул артобстрел.

Разбит коровник, два кола от тына
Остались лишь. И я несу впотьмах
Жену и шестимесячного сына
В подвал пустой на собственных руках.

Лишь пять шагов, порог уже недолог,
Но вздрогнул шаром огненным тротил,
И сыну предназначенный осколок,
В меня войдя, хребет переломил.

… Возился доктор полковой со мною,
Земляк, знаток Некрасова поэм,
И выжил я с горбатою спиною,
Не знаю, как. Не ведаю, зачем.

Покинув ограниченный палатой
Больничный мир, я вышел в новизну,
И жизнью перекошенной горбатой
Решил я мстить за сына и жену.

И нес я страх, любая молодуха
За толстыми дверями и замком
Чуть шепотом в подставленное ухо
Пугала мной детишек перед сном

Топор и пистолет и нож в кармане
С такими же как я, но в старшинстве,
Я смертью был в Ростове, Магадане,
Владивостоке, Питере, Москве.

И все казалось, голову давило
Что подземелье, словно приговор,
Где жизнь мне и хребет переломило
Я так и не покинул до сих пор,

Я чувствую – я стены не разрушу.
Конфеткой сладкой между смрадных жвал
Не отпускает, держит мою душу
Слепой Ваал, мой памятный подвал.

Взглянуть не даст, промозглый и жестокий
На свет давно не виданного дня,
И делается, темный и глубокий
Еще темнее, глубже для меня.

Услышал ли Господь мои моленья
Иль Сатана прислушался ко мне,
Но через четверть века преступленья
Мой люк открылся, выбитый извне.

И вновь январь-снаряд продолговатый
Под сердце бьет осколками из слов.
Кричит:
«Горбатый!
Я сказал –
горбатый!» -
Товарищ Глеб
Егорович
Жеглов.

Иду сдаваться. Ныне отпущая,
Мой Бог, подвал, мой жизненный предел,
Сейчас меня дыра моя чумная
Родит на свет, на смерть и на расстрел.

Про сына вспомнил, чуть вздохнул устало,
Подумал, стал считать и вспоминать:
Ему вчера, так время подгадало,
Исполнилось бы ровно двадцать пять.

Жены лицо давным-давно в забытьи…
Её менты затмили и жулье.
Пришла лишь по какому-то наитью
«Шарапова» — фамилия её.

07.02.2011 21:38:09

Всего голосов:  4   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  2   
в избранное 2   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  11

  • Tsura tse tse | статус: автор
Белые Столбы?
07.02.2011 23:26:07
  • Александр Махнёв | статус: прозаик
неожиданно... хорошо)
08.02.2011 13:01:14
  • Tsura tse tse | статус: автор
Великолепно! Закинутый в пошту набросочек таки не был отправлен в корзину, а попал в голову аффтара, там подумался, пророс и раскрылся =темой=, которую от аффтара четатиль очень ждал:))))
Пасиба! Зачет досрочно.
08.02.2011 14:25:33
  • Tsura tse tse | статус: автор
Аффтар - гений во всем.
08.02.2011 14:26:19
  • Tsura tse tse | статус: автор
И все-таки мне очень сложно =понять= обращенный ко мне (ну а к кому же:))) мессадж этого стихотворения...
11.02.2011 18:56:12
  • Алексей Рафиев | статус: автор
думаю, Цура, ты тут вообще ни при чем... прости, коль что...

автор, огромное спасибо!!!

чем-то напомнило вот это - вот отсюда -
http://nostradamvs.livejournal.com/188233.html


Если мир неожиданно станет пустым и плоским, не двухмерным, а именно плоским, как поле льна, я спокойно скажу, мол, готов, господин Юровский, мол, стреляйте, прошу вас, до встречи, моя страна – потому что я знаю, что это слепое царство, это минное поле, татарская Бугульма, тоже против позёрства и рухнет во тьму не за сто, а за лет эдак десять, не больше, сойдя с ума. Я не буду показывать зубы, когда их нету, и не буду придерживать спину, как Гумилёв, потому что мой профиль и так уже – на монетах вытесняет смотрящих незнамо куда орлов, потому что сознание долга – сильнее долга, ну а я не умею бывать у других в долгу, так стреляйте, Юровский, вы слишком глядите долго, слишком долго вы целитесь – больше я не могу.

Это суть представления – выстрел, его основа и его же верхушка, его боевой конёк, не получится сразу – придётся стараться снова, я смирился – смиритесь и вы, это общий рок. Это общее дело расстрельного и убийцы, это братство стрелка и мишени, огня с водой, мне не нужно повязки – мне важно увидеть лица, и особенно ваше – с нечёсаной бородой, с навесными бровями, с холодным умелым взглядом, с аккуратной причёской, лицо моего врага, и помимо того мне уже ничего не надо, остальное (помимо убийцы) – одна пурга. Просто казнь – это тоже отчасти подвид искусства, нечто вроде поэтики методом буриме, нечто вроде кондитерской – быстро, легко и вкусно, нечто вроде отточенной арии из «Кармэн».

Так спросите меня – Гумилёв ушёл в двадцать первом, так причём тут Юровский, перфоманс-то тут при чём? Я отвечу вам скомкано, даже немного нервно, что все жертвы едины друг с другом – и с палачом. Что палач палачу ближе сына и даже брата, что Сансона свободно возможно считать отцом тем солдатам, которые целились в грудь Мюрата, опасаясь случайно испортить его лицо. Метод тоже неважен – по свежему, по старинке, время тоже не важно – что в мае, что в январе; император Тиберий умрёт на Собачьем рынке, а какой-нибудь нищий – в Париже на пляс де Грев. Так что стоит стрелять – не подменивать петлю розгой, не держаться за нары, как будто от них есть прок, а достать пистолет (пистолет, господин Юровский!), и смириться. Смиритесь и вы – это общий рок.

Но закончить пустым рассуждением – это плохо. Не хватает морали – и чёрт с ней, о чём печаль? Если жертву свободно умеет создать эпоха, значит, эта эпоха умеет – и палача. Что тянуть за канат, что на нём же висеть на рее: хэппи-энды случаются только в дрянном кино. Выбирай себе сторону, друг мой, решай быстрее. Выбирай, кем ты будешь. А третьего – не дано.
11.02.2011 23:09:54
  • Алексей Рафиев | статус: автор
такие стихи - настоящие, если угодно - пишутся по вдохновению... от тебя мог выйти лишь импульс... вероятнее всего - один из многих в ряду... но всё остальное - исключительно плод вдохновения... даже сам автор - сам по себе, в себе - не сильно причастен к такому вот опусу, имхо... как и к приведенному мной в предыдущем посте... в таких случаях человек уподобляется печатной машинке... и чем ближе, четче уподобление - тем вдохновеннее на выходе и ценнее при впитывании то, что сотворено...
11.02.2011 23:16:35
  • Алексей Рафиев | статус: автор
предыдущее тебе, Цур...
11.02.2011 23:17:03
  • Максим Бланк | статус: автор
Зачодно, в духе Кулька.
16.03.2011 00:11:39
  • Урюк | e-mail  | www  | статус: автор
круто. даже мне понравилось
17.03.2011 17:48:12
  • Маниш | статус: прозаик
хорошее приобретение у кулька
15.04.2011 21:53:20
 
Смотреть также:
 
Барыбино
 
 
  В начало страницы