Алексей Рафиев Раздел: Kult прозы Версия для печати

Смотри эпиграф

Эпиграф: Если в человеке задушить пафос, то получится обезьяна. Разве что — очень разумная.

Я ничего не понимаю в критике, и поэтому буду говорить то, что думаю. Критика вообще воспринимается мною, как нечто паразитичное. Этакий краеугольный камень шоубизнеса. По сути своей шоубизнес и есть тот случай, когда критик становится важнее, первичнее непосредственно автора произведения. Очень прошу по сему не воспринимать данный текст, как попытку выдавить из себя критический материал. Да и интересует, в общем-то, совсем другое.

Потуги критического отношения к такому явлению, как сетература, думаю, сейчас обречены на провал. Точнее всех на моем веку определил эту сетературу Дмитрий Гайдук — современный самиздат. Покритикуй попробуй после этого. Ко всему прочему автор «Растаманских сказок», «Конопляных джунглей», «Джа-таки» и многих других произведений совершенно прав — сетература это сегодняшний день отечественной словесности. Именно из сети теперь врывается в мир основная удельная масса всего любопытного, что делается с русским языком.

Жалкое существование так называемых толстых литературных журналов, обреченных выполнять функции корпоративных, даже уже не удручает. Удручает другое — рефлексия к Великой Русской Литературе (далее по тексту — ВРЛ). В том числе и собственная. До чего же приятно читать свои творения в каком-нить «толстом литературном журнале». Главное — не искать в происходящем смысла. В ином случае получится, что ты участвуешь не в хорошем деле общения с языком, носителем которого являешься, а в мышиной возне за сраные премии и «увесистые» публикации. Я лично знаю многих, очень многих пишущих, которым никогда не дадут никаких премий, но которые пишут в том числе, если не в первую очередь, ради того, чтоб когда-нить премии эти получить. Охренеть ведь можно.

В Сети подобного значительно меньше. Дышится несравнимо чище. Какой-нить год-другой назад контраст был схожим с разницей между мегаполисом и сосновым бором. Схожим с разницей. Да и сейчас тоже очень даже ничего.
Именно в Сети сегодня отчетливо проступают первопричины имманентной русскоязычному характеру тяги к графомании и рифмоплетству. Иллюзия того, что стать писателем, поэтом или, на крайняк, журналистом может любой и каждый — неистребима. Вот ничего не было, а вот — роман или сборник стихов. А то, что очередной шедевр оказывается никому не нужным, кроме отца и соседа — не самая страшная беда. Дело ведь, разумеется, не в том, что книга плохо написана. Проблема таится в тысяче мелочей. Крупные издательства захватили лучшие стеллажи в магазинах. Нет возможности донести до потенциального читателя информацию о своей неординарности. Никто не хочет читать хорошую литературу после того, как вкус навсегда был испорчен такими графоманами, как Ерофеев, Сорокин и Пелевин с Прохановым и Стоговым.

Не стоит забывать о постоянном зажимании и замалчивании всего талантливого. И еще ведь куча разного. А гению, выпустившему книгу своих шедевров, нужна аудитория для презентации своего дара. Срочно нужна. Вынь — да положь. Каждый творец, работающий на публику, спит и видит вокруг себя круг почитателей. Почти каждый. И тут появляется Интернет. Экий он все-таки — этот Интернет. И самиздат теперешний, и скопление славящих друг друга до помутнения разума бездельников, и очередная Вавилонская башня очередной волны рефлексии к ВРЛ — шампунь, бальзам и кондиционер в одном флаконе. «Хэд&Шолдерс» какой-то. Лучше звучит и приятнее кажется, чем «интеллектуальная помойка», как любят называть Сеть далекие от нее люди.

Проблема не в том, как назвать, а в том, что, как не назови — смысл проступит, в лучшем случае, на меньшую свою половину. Идет процесс. Если и можно о чем-то говорить, то только о каких-то промежуточных финишах, тенденциях, первых попытках обобщить и структурировать. К счастью, повторюсь, попытки эти слишком пока вялы. Иначе Сеть давно погрязла бы в знаках так называемой «подлинной реальности». Жесткая иерархичность, как только она укореняется в нечто основополагающее, неминуемо консервирует динамику. Процесс начинает потихоньку затихать или, при более благоприятном раскладе, перерождаться в нечто иное по форме, но не по содержанию. Имея шансы застыть очередным бронзовым болванчиком в еще одном иконостасе русских писателей, я только и хочу, что вовремя слинять. Вот только история показывает, что с какого-то момента время предательски уходит из-под ног. Или убивает. Тоже нередкий случай. (См. эпиграф.)

В смысле творческой судьбы очень хочется повторить трюк Петра Мамонова. Попел себе вволю, а когда вдруг начал превращаться в индустрию — появился театр. И ничего ведь больше не надо, если вдуматься. Ну, да это — к слову пришлось. Сорри, если что.
Чувствуя себя частице й всего вышеозначенного, осмысленным импульсом, несущимся по хитросплетенным кабелям, более и более напоминающим конкретные человеческие судьбы, чувствуя себя тем самым импульсом, который, по средствам в том числе и этого текста, проникает в ваши головы — я не способен быть объективным. Интернет — это моя стихия. Мы с ним не просто вошли в состав друг друга. Все гораздо сложнее и тоньше. С помощью языка, оживающего в Сети бесконечными форумными лентами, я буквально привязал себя к компьютеру. Нас таких уже десятки, если не сотни тысяч — только в Рунете. А сетература, логично предположить, и есть сочетание букв, слов, предложений и прочих символов, фиксирующих состояние человека и ход его мыслей. Если посмотреть на происходящее под таким углом, то получится, что каждый нужен в равной степени. Это уже, как лавина. Перформанс продолжается.

Делить ресурсы на литературные и все остальные мне бы не хотелось. Это сильно кастрировало бы кругозор и сузило горизонт. Суть в том, что форум садомазохистов может внести в общее дело столько же, если не больше, пользы, сколько и любой другой. Чтобы понять это, необходимо всего-то-навсего, уподобившись Платоновскому герою (в нашем понимании героизма, разумеется, а не греческом), подойти к берегу моря — и приподняться на цыпочках, а не уставиться в одинаковые, как сны имбицила, барашки волн, накатывающиеся на пошленький в общем-то золотой песочек. Не случайно же лучшими книгами сетевых авторов безусловно можно считать альманах “Udaff.com” № 1 под редакцией далекого, на первый взгляд, от литературы человека из Ленинграда — Димы Удава, и еще один альманах под названием «Пчелы против пасечников». Пожалуй, именно эти две книги собрали наибольшее число независимых рецензий в СМИ, даже несмотря на отсутствие обязательных для книжной продукции исходных данных. Самиздат на то ведь и самиздат.

Глянцевая припудренность общепитовских, именно «литературных» по своей сути ресурсов практически не выдерживает на сейчас конкуренции с так называемыми «контркультурными» сайтами. Если выйти из уютного кафе и попробовать посетить литературный Макдоналдс, то udaff.com окажется значительно круче, чем stihi.ru. Спорить бессмысленно. Главное преимущество «контркультурных» порталов перед «литературными» в том, что на них нет такого жуткого в своей ретраградности и мещанстве свода законов, ограничивающих возможности овладения языком. Достаточно ввести одно неприметное ограничение на ругань матом — и появляется табу. Именно с этого, в ряде случаев, и начинается рефлексия к ВРЛ, подмявшая много талантливого и очень талантливого. Поди попробуй потягайся с поздним Тургеневым или любым Хлебниковым на их языке. Ну-ну… Сама постановка вопроса дикая какая-то.

Катастрофа общепитовских «литературных» сайтов состоит именно в том, что дурнопишущий человек в ряде случаев под одобрительное улюлюканье ничего не понимающих и не чувствующих ник-неймов реально замахивается на святое — на язык, на котором он же и говорит, и детям его говорить. Спокойно смотреть на это выходит не у каждого. Так и получается, что многие из тех, кто, по Василию Розанову, «дописался до Библии» — линяют, сломя голову. Лишь бы не видеть бессмысленного идолопоклонства несуществующим божкам. Жестко, но даже недостаточно жестко.

Что будет дальше — не берусь говорить. Не хватает знаний технологий. Но до качественного скачка, до массового прорыва еще так далеко, что многое может произойти. И что перевесит — «контркультурное» или «литературное» — по гамбургскому счету, не имеет никакого значения. Каждая шестеренка вращается в заданную сторону. Делить неделимое глупо, если не сказать — бессмысленно. Оставлю эту привилегию критикам.
В спасающего мир Терминатора мне не верится так же, как и в восстание машин или звездные войны. Даже несмотря на то, что довелось пережить не одну атаку клонов. Зато очень хочется верить в классные интерактивные библиотеки, в которых можно найти все. Когда захожу в книжные гиппермаркеты — иногда теряюсь. Сколько же леса порублена и переведено на хуйню, в основе которой почти всегда лежит тщеславие и тяга к премиям и публикациям. Книжные лотки ничем, по сути, не отличаются от любого сетературного ресурса. Там также мало стоящего, как и везде. Когда-то блестящий современный писатель Иван Зорин рассказал мне про «беспощадную мерку». Это нечто такое, что делает бессмысленным практически все. Для себя я расшифровал сказанное Иваном примерно так. Если в стихе смысл идет не из звука, а из толкового словаря — стих превращается в стишок. Перед такой меркой меркнет почти все. Остаются только звезды, солнца и луны. Так что — значительно увлекательнее копаться в мегапроцессах. По крайней мере, там не все так понятно. Этакая верлибристика.

Стоит понимать главное и одно единственное. Все, что не происходит — происходит правильно. Называя инфузорию-туфельку одноклеточной, мы забываем, что она делится пополам миллионы лет, и рядом с любым из нас — с самым великим из нас — с Путиным — кажется вечной и совершенной. Единственное наше неоспоримое преимущество перед остальной жизнью — наличие пафоса, личности, понимание того, что отражение в зеркале принадлежит мне. Из этого-то и вытекает, что мы способны сознательно творить, а не только плодиться. Кто как может — тот так и творит. Но не стоит все же считать, что писателем или поэтом может стать каждый. Я вот, например, иногда рисую, но в голову ведь не придет устраивать выставку своих рисунков. Даже сканировать их желание не возникает.

Ввязываясь в сетературную игру, надо помнить, что это — игра. Муравьиная матка, попав в чужой муравейник, теряет привилегии. Мир огромен. Интернет — малая его часть . Даже очень «большой» ресурс — малая часть Интернета. Даже самая заметная фигура на поле — всего лишь букашка в сравнении с любым мегапорталом. Вот мы и подошли опять вплотную к инфузориям-туфелькам. Очень важно не забывать про то, что масштабы могут меняться, пафос мельчать, а критики становиться первичнее творцов. (См. эпиграф.)
Но даже все вышесказанное не отменяет иерархичности человеческого бытия, благодаря которой появляются новые и новые интересные авторы. И безразлично, на каком сайте вспыхнула эта новая звездочка, и как долго она горела. Интернет неделим, также точно, как неделима реальность. Тот, кто считает, что пребывание в Сети менее реально, чем секс, еда или, скажем, прогулка по лесу — так ничего и не понял.

12.09.2004 09:39:53

Всего голосов:  0   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  0   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  8

  • 03
не зна, Рафиеву мне всегда хочецца задать один и тот же вопрос на каждое его творение — ну и нахуя ты это написал?? как акынские песни — или какие там — чо вижу, то пою.
и каждый раз задаю себе один и тот же вопрос — ну и нахуя я это прочитал??
типо *если звёзды зажигаюцца…*
кстате, наезд на Стогоff`а необоснован — так и французских энциклопедистов можно щщитать графоманами и профанирующими мудрость популяризаторами. видимо, со Стоговым Алексей ограничилсо прочтением культового «Мачо…» и исчо пары романов.
13.09.2004 13:57:02
  • Erovey
Данный крео достоин быть включенным в «Прошение в министерство культуры РФ об открытии отдела контркультуры».
Много разных и сильных слов! Но только для кого они? Явно не для постоянных читателей КК ресурсов.
Кстати про Удафовские книжки — хорошая идея была — жаль их только 2 и не очень большие по объему.
13.09.2004 14:30:25
  • 03 (и.о. Хуйского)
кстате, *что не происходит — происходит правильно* кажецца там должна стоять частица нИ. или я неправ??
13.09.2004 19:33:47
  • Erovey
Про «правильно» согласиться тяжело, а вот «неизбежно» — это да! (Кстати к непроисходящему этот закон применим аналогично)
13.09.2004 19:52:52
  • Урюк
А мне понравилось.Бесписды.Толково напейсано.Кста можно отметить, не мало из тех кто терся на удаве, падонках, факру ипр.переползли на культЮ и оказывается могут писать без ошибок и внятно излагать свои мысли.Не знаю хорошо это или нет, но факт есть.
14.09.2004 17:35:42
  • Сквернослов
Скоро весь ваш интернет запретят, на хуй, и будете снова по кухням друг другу вслух вполголоса читать.
21.09.2004 11:57:54
  • Erovey
Кто знает — это правда то самый А.Рафиев
http://gondola.zamok.net/gallery/rafiev.html
05.10.2004 12:48:23
  • Пит Буль Аглы
Да, это Рафиев. 1) Просто 2) на выступлении «Дегра-данса» 3) с Гайдуком.
05.10.2004 13:56:19
 
Смотреть также:
 
Алексей Рафиев
 
 
  В начало страницы