И.Гилие Раздел: Kult прозы Версия для печати

Бесконечные пропасти недоступной Весны

= Пра-апада-айу-у с патраха-ами-и,
а куда мне к лешему-у па-тра-ха-а…
А. Башлачёв =

…Зайчики на стене-е после заката у-ми-ра-ююют… зуммм.. зуммм.. - дребезжа и мерцая на прикроватном столике, изводился трелями мобильник. Малыгин проснулся толи от телефонного рингтона, нагло проникающего и рвущего в клочья его сновидение, толи от тычка под рёбра острого жёниного локотка.
зуммм... Зайчики на стене-е после заката у-ми… - вновь завел свою шарманку мобильник. Илья, не размыкая век, поелозив рукой по тумбочке, нащупывая телефон, поднес его к уху и хрипло, спросонья, ответил:
- Кх-м.. Малыгин, слушаю. Говорите громче.
-..люха, эт.. аа, - слышимость была ужасной. Голос в трубке то затихал вообще, то вдруг начинал орать с чудовищным эхом так, что Илья убирал телефон в сторону, подальше от уха.
- Чё-о?.. а?..– Малыгин, вслушиваясь - морщился, силясь разобрать слова говорившего. Даже присел на постели. - Кто это?
- ..ёха Попо.. Илю… ручай! Попал как ху.. У тебя же.. ..жьё?
- Не понял, чё?
- ..ужьё говорю бер.. ..приез.. ..через минут сор.. ..надцатый кило.. ..ерного шосс..
- Алло, Лёха…- Илья зло зашипел в трубу, сильно сжав её кулаком. – Какое в жопу ружьё?!! Ты чё - пьяный? Время полвторого ночи, дурень!
- ..кой нах.. ..ам ты пья.. ..сё объяс..– так же зло орали ему в ответ. В трубке что-то забулькало, заклокотало и засипело. Расслышать что-либо из доносившихся сквозь свист обрывков фраз было решительно невозможно - затем связь прервалась. Последнее, что разобрал Малыгин, было: - Братка выручай, погибаю! Жду, приезжай, – как то так, вроде.

Сон как рукой…
«Да что за чертовщина» - Илья ещё несколько раз набирал номер Попова: - Абонент сейчас находится вне зоны покрытия сети, – каждый раз уведомлял его женский голос. Укутавшись в одеяло и цыкнув на жену – Спи, давай - Малыгин побрел на кухню. Там, чуть приоткрыв створку окна - закурил, глядя на уголёк, отражавшийся в стеклопакете, выдувая табачный дым не в приоткрытую щель, а почему-то в потолок. Думал…

* * *
Лихие 90-е. Илюха Малыгин – ещё совсем пацан - занялся предпринимательством – бойко торговал анашой. С розницы – костылей и коробов, быстро перешёл на стаканный опт. Появилось лавэ и в сферу деятельности была введена ещё одна позиция - палёная водка. Поставив свой ларёк, открыл ЧП. Денег резко прибавилось, а с ними и проблем. Периодически «на огонёк» стали захаживать какие-то ребята с перебитыми носами на отвратных мордах, представляясь группировкой: Слона, Чёрного, Синего, Тыквы, Шмыквы… с жёсткими требованиями одного и того же – денег, и побольше… естественно на защиту деятельности Малыгина от беспредельщиков - тех же Слоновцев, Черных, Синих…
«Крышевать» Илью всё же стали, тогда без этого никуда, но договорился он с Сергеем «Расписным», полюбовно, с задушевными разговорами под совместное распитие спиртного и куреньем ферганских шишек. Серега не просто тупо требовал за «крышу» денег, а пришёл с конкретным деловым предложением…

Время шло. Расписной делал карьеру в уголовном мире, одновременно рос и бизнес Малыгина. В 21 год Илья стал одним из учредителей (с бóльшим процентом внесённого уставного капитала) ООО «ЭкономПищТорга» с месячным оборотом... Го-лли-вуд! и имел в собственности склад с подъездными путями. Сам чёрт ему был не брат!.. а то, что основу бизнеса составляла продажа краденного (а воровали тогда-а… у-у) или отобранного у кого-то «за долги» товара, поставляемого ему на склад Серёгой Расписным, то это… про черта уже упоминалось. Он-то с ним и пошутил…

На базу нагрянули ОБЭПники под предводительством ФСКшника(?). Искали пять тонн краденого у союза ветеранов сухого молока… и нашли. Естественно в складах «ЭкономПищТорга». И там же обнаружился армянский коньяк (800 коробок) пропавший месяц назад прямо из вагона на товарной станции.
Илья понял – это конец, если даже ОБЭПники его отпустят, во что верилось с трудом – ему не жить. В прямом смысле. Молоко-то хрен с ним – копейки, а вот конья-як. Коньяк всё равно повесят на него, в любом случае. И слушать не станут. Обдерут сначала, как липку, и грохнут… вот и поминай, как звали раба божьего, предпринимателя Илюшу Малыгина.
Единственное что он успел сделать перед задержанием, это позвонить своему дружбану - Лёхе Попову – и вкратце, чуть не плача, изложить суть, – …Брателло выручай, мне край, слышишь?..

И Лёха выручил.
Контора, опечатав склады, увезя Илью в Главк, отправилась рапортовать, а Лёха… сорвал пломбы и, открыв склад, наняв из собственного кармана ГАЗики и ЗиЛы, оплатил работу грузцов, вывез коньяк… и сухое молоко в придачу…

Илью отпустили через три дня - избитого, замученного - без каких-либо объяснений. А через месяц Илья расплатившись с кредиторами, закрыл ООО и передал ключи от склада и своей Volvo 940 Расписному:
- А чё ты Илюха? Что испугался? Ну бывает...
- Ага, бывает. Я уж лучше как-нибудь так, без денег, но… живой.
- Живой говоришь? Ну, гляди сам, - и Серёга выпустил его из своей схемы практически голодранцем. Ещё через год Расписного завалили «чичи», подмявшие под себя в итоге всю территорию базы.

* * *
- О-хо-хо, - произнёс тихо Илья. Докурил и щелчком указательного пальца отправил окурок за окно, в ночную мглу. Проследил по траектории алого уголька за полётом, глянул на показания термометра за окном (-22ºС), присвистнул, опять вздохнул, собираясь с мыслями в тёмной кухне. В конце концов, надумав, Илья включил свет и стал копошиться в шкафу под мойкой. Перебирая какие-то вещи и пакеты, он беззлобно ругался:
- Понапихала тут всякой дряни, хрен что найдёшь. Да где же? а-а вот он, – вынул из под мойки разделочный топорик с эргономичной (чё за хня?) ручкой. Зачем-то проверил его на остроту ногтем большёго пальца и, поднявшись с пола, направился в прихожую…

- Вот дурак, повёлся на такую лабуду, - ругал себя Малыгин через полчаса, сидя в салоне автомобиля. Он на третей передаче тащился по северному тракту на своей Škod`е проезжая километр за километром, не встречая на пути не то чтоб человека, а вообще какой-либо машины. Только дорога с огромными, по бокам насыпанными, снежными валами от прошедшего грейдера, тайга, обильно запорошенная частыми в этом году снегопадами, звёзды с серповидным месяцем на небе и он - Малыгин. Это-то и бесило. Мобильный Попова по-прежнему был недоступен… но Илья продолжал ехать вперёд, щурился, всматриваясь в темень, уверяя себя, что - ещё чуть-чуть проеду и всё… поверну домой на хер. Пошёл он к чёрту, Лёха этот, баламут...

Его всё-таки ждали. Машина высветила фарами на дороге людские силуэты, а затем Илья узнал в одном из них и самого Алексея. Их было трое. Они стояли на трассе и курили. Илья вдруг слегка припотел, переложил топорик на соседнем сиденье так, чтоб его удобней было схватить в случае чего.
Алексей суетился, указывал ему место, где парконуть машину. Открыв дверцу с водительской стороны, тут же полез обниматься:
- Илюха - красавец! Молоток что приехал, я думал… - Лёха запнулся, отведя глаза в сторону, не стал договаривать.
- Ты охерел что ли? Как это – Я!.. и не поехал бы? - Малыгин, беседуя с Алексеем, опасливо косился на двух других. И перейдя на шёпот, спросил – А это… чё за типы? Поп - проблемы?
- Да долго объяснять… щас сам всё увидишь. Пойдём лучше, с мужиками познакомлю, оружие где? в багажнике?
- Я это… топорик только…
- Не взял значит, - как-то в раз поскучневши голосом, констатировал Попов. - Ну, бери топорик. Пойдём.

Познакомились. Здоровенный мордоворот, с небритой чёрной щетиной на массивных скулах, напомнивший Илье братков из прошлого, одетый во всё черное и спортивное - Виктор Никитин. Второй – высокий, худющий, в очёчках, в долгополом пальто с поднятым воротом и повязанном кашне (в такой-то мороз?) на тощей шее, похожий на отличника-акселерата – Егор. Просто Егор. Никакого оружия у них он не заметил, и поэтому с топориком в руке было как-то не особо комфортно стоять в их обществе – Илья чувствовал себя дураком, стеснялся.
- Ну, всё – время! Пошли, - докурив и глянув на часы, буркнул Егор и огромными шагами, никого не ожидая, направился к снежной насыпи у края дороги. Взобрался на неё, утопая по щиколотки в снегу, и сиганул в темень леса.
- Куда?.. А чё делать-то? – заволновался Илья, растеряно глядя в спину Лёхи, прыгающему следом за Егором.
- Пошли-пошли, не ссы.
- А машина… чё здесь?
- Пошли-и - Витёк ощутимо ткнул его в бок своим кулаком, подталкивая к краю дороги. Вроде - само дружелюбие, но флюиды витающей угрозы, типа: – попробуй только отказаться - явно исходили от такого дружелюбия. И он пошёл. Неуклюже взобрался на бруствер и кубарем скатился в лес.

Пробирались по тайге. Петляя между промёрзших деревьев, ступая медленно и аккуратно, опасаясь вывихнуть или сломать лодыжки от неосторожного шага, увязая в снегу по колени, а где и по пояс. Темно, хоть глаз коли, да ещё и снег забился во все щели и страшно холодил кожу. Илье вдобавок страшно мешал топор, тяжелевший в руках с каждым шагом. Он уже пожалел, что оделся несколько опрометчиво для такой холодрыги и таких вот походов: зимние туфли, брюки с тонким подкладом, и поверх шёлковой рубашки на голое тело дублёнка – но кто знал? Витёк как цербер, пёр чуть позади Малыгина, периодически подталкивая его в спину, торопя – Давай-давай, шевелись – пресекая сразу на корню все попытки Ильи начать разговор о пути следования и сути происходящего. Какое-то время Илья мужественно терпел эти понукания, постепенно закипая внутри и от очередного толчка в спину - взорвался:
- Ещё раз толкнёшь – обернувшись и уставившись на Витька, набычившись начал он.
- То чё будет? – Витёк, спокойно, не моргая, смотрел на него. Нет, даже, наверное, сквозь него. И это ещё более заводило Малыгина. «Ну и рыло – капец!» - отметил он про себя.
- А ты попробуй, увидишь… Всё, бля, никуда не пойду! Курить быстро дай мне – явно нарываясь на конфликт, провоцировал он Никитина, крепче сжимая рукоятку топора.
- Да и хрен с тобой. Здесь оставайся – Витёк за плечи, легко, словно большую тряпичную игрушку, отодвинул Илью с дороги и, пробравшись по снегу чуть дальше, обернулся. – Ты это… жди нас. И на вот, сигареты, кури… Не уходи только никуда, понял? – бросил пачку сигарет Илюхе под ноги.
- Да понял я, понял – подобрав сигареты и усевшись прямо в сугроб, бубнил Малыгин. – Долго ждать-то? – крикнул уходящим в спину. Ответа не последовало...

С трудом совладав озябшими пальцами с зажигалкой, закурил. Огляделся по сторонам: какая-то маленькая полянка, окружённая со всех сторон высокими хвойными, заиндевелыми на морозе, деревьями. Поёжившись, Илья, воткнув топорик в ближайшую сосну, спрятал руки в карманы и принялся ждать. Тишина в лесу стояла какая-то пугающая. Ни звука, ни треска, вообще ничего нет. Тишина и чернота.
«Разве такое бывает, да ещё в лесу? странно. Чё-та долго они» - Илья посмотрев на часы.

Нет, всё же звук был. Или спустя какое-то время появился? Илья услышал как с той стороны леса, куда ушёл Лёха с сотоварищами, доносится тихое – «клупп… клупп» – словно кто-то несильно оббивал палкой стволы деревьям. Звук приближался.
- Ну, наконец-то, - Илья, основательно продрогший, привстал, всматриваясь в темень ожидая увидеть возвращающихся. «Клупп» - раздалось совсем рядом и на снежную поляну, ударившись о дерево – «клупп» - выкатился маленький черный шарик и замер.

«Ой, ёпте, чё за хрень?..» - Малыгин даже удивлённо сделал пару шагов навстречу, но быстро увязнув в снегу, остановился. Шарик, чуть подрагивая из стороны в сторону, повернулся вокруг своей оси и стремительно заскользил, нет, даже скорее засеменил в сторону мужчины. Илья начал отступать, неуклюже барахтаясь и спотыкаясь в плотном снегу. Шар напротив, семеня по снегу не проваливаясь, словно двигался по твёрдой поверхности, с силой воткнулся в колено Малыгина, опрокинув навзничь, и остановился неподалёку.
- Твою мать! – заверещал Илья, схватившись за колено - острая боль, пронзившая ногу, вышибла слёзы у него из глаз.
Уф-ф… уф-ф – издавал шар, вращаясь вокруг своей оси поскрипывая снегом, и снова ринулся на человека. Опрокинутому Малыгину ничего не оставалась, как начать лягаться ногами, лёжа на спине. Он с силой воткнул каблук ботинка в приблизившийся шар и тут же добавил второй ногой, чувствуя как от боли заломило пятки. Страх внутри все сжал…
- А-а-а, убью сука, тва-арь - орал он, молотя ногами и брызжа слюной, как припадочный, по шарику, пока с силой не припечатал его о сосну стоящую рядом. «Чвак» - словно перезрелый помидор смялся шар, выплеснув внутреннюю мякоть наружу, и затих на снегу раздавленный о дерево. Илья тяжело поднялся на ноги, шумно дыша и отплёвываясь, опасливо подошёл поближе. Осторожно попинал ногой, поднял, поднес к лицу - рассматривая. Вблизи шар оказался обычным ёжиком. Ёж как ёж, даже с наколотым ни иголки яблоком. Красным. Только всмятку, и смердит как-то нехорошо.. - Ерунда какая-то, чё за… - додумать Малыгин не успел. На поляну выкатилось ещё два таких же ежа – клупп.. клупп..- а за ними ещё один, и засеменили в его сторону.

- Да ёптвоюмать, - Малыгин метнулся в сторону дерева, куда всадил давеча свой топорик и, выдернув его, обернулся, как раз вовремя для того, чтоб с силой всадить его в подбежавшего ежа – «пуффф». И следующего – «клацц». И опять… И снова…
Ежей на поляне прибавлялось в геометрической прогрессии к убитым, и все они, поблёскивая зелёненькими глазками-бусинками, кидались, наваливаясь и мешая друг другу, в сторону Малыгина без устали махающего разделочным топориком. Двигались животные по какому-то как бы кем-то очерченному конусообразному пространству с вершиной конуса там, где оборонялся от лесной напасти Малыгин. Словно выход из конуса был для них только через этого человека. Вернее сквозь этого человека…

А Илья долбил и долбил как заведённый, в такт ударам повторяя шёпотом песенку, слышанную когда-то в отрочестве, давно забытую и сейчас всплывшую в подсознании:
- Ненависть, – «клац» - разделал очередного ёжика.
– Ненависть, – «шмяк» - разнёс другого.
- НЕ – «пуфф». - НА – «клац». - ВИСТЬ!!! Всех объединяет ненависть, – «бац» ополовинил ещё одного. - Всех объединяет ненависть, Всех объединяет одно желание Убивать и Насиловать всех иных прочих… «Клац… клац… клац…»

Ёжи ошмётками разлетались, рассыпались, трескались, теряя свои яблоки, грибы, а иногда и бананы(?!), издавая при этом каждый раз новые звуки – то развороченного арбуза, то расщёлкнутого грецкого ореха или разбитого о стену бильярдного шара… Илья, не обращая внимание на слизь, обильно заляпавшую его руки, тело, лицо и вообще всё вокруг продолжал бессмысленную бойню пока не осознал, что нет уже ни одной живой души на замызганной поляне кроме него самого.

Малыгин откинулся на снег и шумно задышал. От его разгорячённого тела валил белёсый парок, было жарко и невыносимо хотелось пить. Запустив руку глубже в сугроб, куда, по его мнению, не могла проникнуть ёжиковая мякоть, уделавшая всю поляну, зачерпнул жменю и отправил в рот… Его тут же вырвало… Отвратительной кислятиной оказался на вкус этот снег - жуть. Илья, отплевавшись и утерев губы, опять повалился в сугроб, который теперь приятно холодил тело. Вперил взгляд в тёмное небо, на звёзды. Отдыхал…

Пялился бездумно, пока не заметил странную особенность: звезды мерцали в тёмном небе и вроде даже как-то амплитудно колебались. Постепенно дрожание звёзд полностью прекращалось, на небе устанавливался своеобразный «штиль», и тогда гулко начинала дрожать земля. Эту дрожь Малыгин ощущал всем телом: она пробирала его до самого нутра, затихая, где-то в районе желудка. И всё тогда начиналось заново – звёзды замерцав, опять начинали дрожать…
«Как будто накрыли меня медным тазом и долбят, долбят (кто долбит? бог – не бог?) по тазу сверху, с той стороны, палкой… а звёзды – … это сор, прилипшие к стенкам тазика… а может действительно не врут про трёх китов?...» - думал Илья.
Вссссюююю… Пшшшш – сорвавшись с неба, упала одна из звёзд-соринок и зашкворчала в снегу. Совсем где-то рядом.
Вссссюююю… Пшшшш - зашипела чуть поодаль другая. Звездопад то начинался, то прекращался в зависимости от небесной дрожи. Звёзды рушились с неба, некоторые стремительно, оставляя за собой яркий короткий след в тёмном небе, другие падали плавно, как осенние листья, замысловато кружа и играя в танце сами с собой, оставляя подле себя алую, с крошечными вкраплениями цвета слоновой кости, мерцающую пыльцу.
«Красотища-то какая-а…» - залюбовался непроизвольно Илья. Так и лежал в снегу: с пустой головой, разгоряченным телом, всецело предавшись созерцанию этого необыкновенного зрелища…

- Илюха. Илья! Э-э ты живой там, нет? – Малыгин не сразу сообразил, что уже продолжительное время его трясут за плечи, крича в самое ухо. Он, с трудом оторвав тело от земли, сел мотая головой. Тряс Егор - весь в крови, в порванной в лоскуты одежде, без пальто, и что-то горячо ему втолковывал, указывая в сторону дороги.
- Чёго? – Илья не понимал ни слова.
- Валить надо отсюда, слышишь меня? пошли, - Егор пытался поднять Малыгина на ноги.
- Стой, – очухался Илья. - А где Лёха, Витёк?
- Никитин?.. нет больше Витька, а Лёха… Лёхе уже не поможешь, - с горечью выпалил Егор, пряча глаза - Пойдем быстрее. Они скоро будут здесь…
- В смысле не поможешь? Кто будет?..
- Да долго объяснять, пойдём, времени нет. Сколько там ещё Лёха продержится?..
- Продержится? От кого?!.. от ежей?
- От каких, блять, ежей?!! Ты совсем башку застудил?.. А-ай, ну тебя, оставайся – с досадой махнув на него рукой, стал по сугробам неуклюже пробираться к трассе. - Убьют тя, дурака…
- И останусь!.. И пошёл ты!!! – кричал Илья в след уходящему Егору. – Урод… Чё к чему? - порыскав в карманах, достал сигареты и зажигалку, подумав немного достал ещё и мобильник. Потыцав в кнопки включил проигрыватель, сделал звук громче, и положил телефон рядышком на снег. Закурил. В тиши леса зазвучал голос Вертинского: - Я не знаю заче-ем, и кому-у эта ну-ужна… кто послал и-их на сме-ерть.. не дрожа-А-авшей рукой..

Они появились под «Зиму» Вивальди, как раз за мгновение до того, как, жалобно пискнув, «сдох» на морозе аккумулятор мобильного телефона. Не пришли – именно появились беззвучно, неожиданно. Словно сотканные из темноты - чёрные, страшные…
Трое, замерли на противоположном краю поляны, уставившись на Илью своими маленькими глазками, глубоко всаженными в глазницы на сплющенных мордах. Зрачки тускло горели желтоватым огнём, будто яркий свет серповидного месяца, висящего позади них высоко в небе, проходили сквозь их головы и там, столкнувшись с чем-то грязным, неприятным, теряя длину волны, измаравшись в чём-то мерзком, вырывался с трудом наружу через зрачки изрядно потускневшим…

Они стояли спокойные, монолитные, плечом к плечу. Илью «колотил» озноб, зубы выстукивали мелкую дробь - толи от страха, толи от холода, толи от того и другого вместе.
Как они стояли плечо к плечу, так и пошли. Пружинистыми шагами, словно пританцовывая, брызжа комьями снега во все стороны: двое по бокам - похожие на козлов и третий, посерединке, чем-то отдалённо напоминающего медведя, но какого-то карикатурного, юродивого медведя – кривого, паралитически дёргающегося при ходьбе, плешивого и с обильной сединой на чёрном теле. Но по всему чувствовалось – медведь у них за главного.
При ходьбе их плечи на мгновение размыкались, и между ними возникало еле видное голубоватое свечение - искорки, очень похожие на электрические разряды. Или как будто их, свалявшаяся на плечах в комья, шерсть была из твёрдого, жёсткого металла, вышибавшая искры при каждом соприкосновении…

Малыгина вдруг охватила страшная обида на этих «козлов»: за Попова Лёху, Витька Никитина, сбежавшего Егора, за себя - не взявшего из осторожности ружья - и даже за отдающий кислятиной, мерзкий снег, не позволяющий утолить мучавшую его жажду…
- Ну, су-уки, хана вам, - и подцепив, провалившийся в сугроб до половины эргономичной рукоятки топорик, решительно забарахтался им на встречу...
Бумм.. – снова врезали с силой по днищу тазика…

Эпилог.

- Алло, кто это?.. Егор?.. Егор ты обалдел что ли? три пятнадцать ночи… что?.. куда?.. да не куда я на хер не поеду! Ага ща-аз-з, ещё и с топором… Всё давай - пока… ты тупой что ли? пока, говорю… до завтра – тучный мужчина отключил мобильный и снова, укрывшись с головой одеялом, попытался заснуть. До встречи с иностранными партнёрами оставалось спать совсем мало времени…


…воинам-интернационалистам.
И. Гилие 2009г.©

02.07.2009 13:15:49

Всего голосов:  3   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  3   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  23

  • Имиш | статус: автор
Это твоё значит..У меня эта вещица вызывает ностальгические чувства гы гы гы..Её я первую прочёл где то в конце зимы придя на первый свой литературный портал.Авторов тогда не очень запоминал.Кстати эта одна из лучших твоих вещей, во всяком случае из того что я читал.
29.06.2009 02:01:43
  • Бабука | статус: автор
Язык очень понравился, читается ровно, напряжение и таинственность нарастают. Концептуальная вещь, похоже. Мистическя. Не могу сказать, что врубился. Кто были эти трое? Зачем Леха вызвал Малыгина, если непосредственной опасности не было, а они сами пошли искать приключения в тайгу? Почему Малыгин, если уж приехал выручать Леху, не пошел с ним до конца, а остался ждать на полпути? Этот текст о проверке на беззаветную дружбу, о готовности идти ради друга на встречу любой неведомой опасности? Или у автора был другой замысел? Мне все понравилось, только вот не допёр, похоже.
03.07.2009 03:29:43
  • И.Гилие | статус: автор
Бабука ты на сайте сейчас? Объясни мне по конкурсу. Никакой конкретики добится не могу. Во- первых где твой - герой - ? Когда засылать тегзд и появится ли он в рубрике? А то у меня усё уже готово, а чё делать понять своим умишком не могу... Мож просвятишь как ужо участник
С уважением...
03.07.2009 07:28:26
  • Бабука | статус: автор
Иван, привет. Makes the two of us, как говорится. )) Я знаю не больше тебя. Насколько я понял коменты других втыкателей, креативы не будут опубликованы до конца срока приемки и даже, возможно, до оценки жюри (мне это непонятно, ну да ладно). Мой высер по этой причине спрятали обратно. Так что засылай свой прямо сейчас и жди. А вообще - похоже Урюк тут единственный админ и вопросы надо задовать ему. Но он шибко занят другими делами.
Но ты мне поясни все-таки на счет твого крео. Это что-то Верволка в средней полосе? Специально все так загадочно? Заинтриговал. Спасибо!
03.07.2009 08:35:23
  • И.Гилие | статус: автор
Бабуке:
Не-е, дружище, объяснять ничего не буду... не из вредности, нет, просто тебе как автору должно быть знакомо такое - задумываешь, пишешь, завуалировав свой посыл, а в комментариях вдруг осознаешь, что тебя интерпритируют совсем иначе... порой видят то, о чём ты даже даже не знаешь или не думал вообще...
Другое дело, что действительно вдумчивых читателей мало, в основном поверхностные - разжуй им... вынь да полож (я про другие сайты), но читатели есть и вот уважая такую аудиторию не коммечю собственные тегзды, для меня там всё очивидно прописанно...
Вот как-то так...
Спасибо за понимание...
03.07.2009 09:38:05
  • Tsura tse tse | статус: автор
Великолепно. Но я опять о своем, о девичьем, розовом, глянцевом и гламурном. Вот же блин, был бы у меня в руках топорик, так я отрубила бы этому рассказу три вещи: вводное (?!) после бананов (аффтар, раз и навсегда брось уже вот эти вводные словечки (бабо, хуле) и значки (?!) и прочие смайлы. Потом я отрубила бы по самые плечи эпилог. И после многоточия "воинам-интернационалистам" тоже бы обрубила, потому что я не воин-интернационалист, но тоже хочу такой же великолепный рассказ.

Молодец, афтор.
03.07.2009 11:22:19
  • И.Гилие | статус: автор
Tsura tse tse при всём уважении эпилог вырезать нельзя! там чуть-чуть смысла... упрятано... без него весь рассказ на мой взгляд пустой...
03.07.2009 11:30:41
  • Tsura tse tse | статус: автор
Да вот и нифига, вечно вы так, афторы - сами не понимаете, чего понаписали...:)))
03.07.2009 11:51:53
  • Имиш | статус: автор
Все оконцовки говно..Я вот не помню ни одной оконцовки что б не говно..Мне даже кажеца уже что оконцовка и должна быть говном..
03.07.2009 11:55:11
  • И.Гилие | статус: автор
Tsura tse tse ой-ой-ой, а вы можно подумать не автор...

Имиш хахахахаха... вот точно... сколько раз мне писали: концовка - Говно!!!
03.07.2009 12:13:27
  • Tsura tse tse | статус: автор
Да-да, Имиш, самое сложное - это грамотно закончить. Короткий рассказ закончить грамотно даже еще сложнее, чем длинную повесть. Хотя с длинной повестью дело обстоит еще хуже - там можно просто ум вывихнуть с концовкой. Ну потому как ведь же запомнится всегда концовка, неважно там каким ты соловьем пел на протяжении всего остального, будет невнятная концовка - щитай, пропали втуне твои предшествующие труды. Ну вернее, концовка всяко должна запоминаться и это последнее впечатление пиздец как важно, типа залакировать впечатление-состояние. Ну и нельзя в грязь лицом перед читателем ударить, который перед этим тебя терпел на протяжении многих десятков страниц. Так что вот так что...тренируйтесь, конечно, на короткой прозе с оконцовками, и помните, что концовка должна быть в некотой степени экспрессивнее, с более выраженным смыслом даже, чем весь остальное текст, если так можно выразиться. Именно более выразительная, а не пастельно-закамуфлированная, ндэ...
03.07.2009 12:19:21
  • Tsura tse tse | статус: автор
Бгугагага, И.Гилие, я всё-таки больше теоретик, чем практик. Ну или, на худой конец, экспериментатор.
03.07.2009 12:20:30
  • Tsura tse tse | статус: автор
Чё та я тут растрынделась, бгаааааааааа
03.07.2009 12:23:36
  • И.Гилие | статус: автор
Цуре: На худой конец это оговорка по Фрейду?..
Видите-ли я всегда считал концовку концовкой! Не ставить там жирную точку или как-то увести читателя в сторону, а именно плавненко закончить... как в школе учили сочинения писать
03.07.2009 12:48:11
  • Маниш | статус: прозаик
ППБЮЛ или бывший ЧП.он же бывший воин-интернационалист, он же бывший барыга,наложивший в штаны в начале и вконце.мне фсё понятно.
зачет.
03.07.2009 12:55:37
  • Tsura tse tse | статус: автор
Не знаю никакого Фрейда, и в школе нас так не учили:) Но мнение я свое высказала, а вы услышали.
03.07.2009 12:58:17
  • Tsura tse tse | статус: автор
Кстати, афтар, я же к чему клоню. Я вот внимательно, как читатель, ревизовала свои ощущения от рассказа с эпилогом и от рассказа без эпилога. Скажу тебе одно - рассказ без эпилога цепляет круче. Вот этот бумм...меня просто оглушил...я сидела в тишине и внутри все переворачивалось. Если бы я покинула страницу с этим чувством - не знаю, право, даже как бы у меня день сложился...у меня ж тоже фантазия...тово этово...как и у всякого читателя...так дал бы нам немножко сотворчеством позаниматься....а то вот так взял да и отправил сразу на встречу с иностранными партнерами. И мои скрюченные пальцы разжались и я упала и опять-таки, вместо смус лэндинг с элиптическим послевкусием у меня получилось "чурка по лестнице катится". больно, а могло быть вкусно (похоже на Алекса у меня получилось?:))
03.07.2009 13:22:16
  • Маниш | статус: прозаик
Цурочка,нет не на Алекса. у тебя прекрасная художественная чуйка, все правильно.просто авторы(которые говорят у меня в жизни достаточно проблем очнь часто в них вязнут(не имею в виду ничего плохого,Иван) и для них донести эту мысль оч важно. а ты говоришь о литературе.но это другой этап у пишущего человека. отстраненность. как то так.
03.07.2009 13:34:44
  • И.Гилие | статус: автор
manish 03.07.2009 12:55:37 - полностью с тобой согласен. О том и написано Вот ребята пример вдумчивого и всё понимающего читателя..)

Цура, и всё же, я может в ваш глазах буду выглядить как не умный, а попросту говоря - упрямый осёл, но эпилог тут нужен... и баста! И нельзя его резать - целостность уйдёт
03.07.2009 13:56:51
  • Tsura tse tse | статус: автор
Да фер с тобой, афтар:) Ты же афтар - тебе и карты в руки:)) Целостность-хуелостность...кто-то на поверхности паззл выкладывает, а кому-то и четвертого измерения для целостности мало:))) ну это я так, ворчу, чего там...однако согласись - просто "понятный, конечный и конкретный" страх барыги-интернационалиста - это одно. непонятный и тяжелый метафизический ужас от осознания потери контроля - это...пообъемистей будет...
03.07.2009 15:14:00
  • Алекс1 | e-mail  | статус: критик
"Рисуют мальчики войну...танки и катюши..." Так меня пониманием и сочуствием пробрало. Повоевавшие ребята. Для них теперь всяк раз, закрывая глаза войнушка представляться будет. И я, прям проникся этим сном с ёжиками, тазиком и разными наворотами. Нет покоя ребятам и во сне.
Так дочитал до конца. Чё-то не стыкнулось. Вернулся к началу. Понял, что года -то 90. Всё скатилось до жизненной бытовухи и товариществе. О товариществе, вроде помню в детстве заставляли что-то заучивать. Но то товарищество другое. А воины -интернационалисты столпились возле меня и укоризненно так переминаются у бесконечной пропасти недоступной им весны..
03.07.2009 16:50:21
  • Ося Бегемот | статус: поэт
Читал я это уже
04.07.2009 23:02:35
  • И.И. | статус: прозаик
Wow, какой текст вкуснятенский. Пример того, что и самая избитая тема (имею ввиду 90-е, бандитов и всякий шушер вокруг) может быть написана по-новому. Ну, даже если и не по-новому, то цепляет. Браво!
16.07.2009 14:40:31
 
Смотреть также:
 
И.Гилие
 
 
  В начало страницы