Вор Он Раздел: Kult прозы Версия для печати

Пятница vol.2

Пятница, 16. 45, короткая смена. Дворник Самаил мычит под окном, длинным дюралевым шестом закрывает ставни на окнах второго этажа. Иногда прерывается на краткую, но велеречивую отповедь дворовому псу Кусаю. Снег валит густыми хлопьями, не по ноябрьски сухими и неторопливыми.
В 16. 55 в сторону ворот величественно проплывает белый автомобиль марки форда председателя правления. Я замираю в привычном ожидании. Ворота отъезжают в сторону, и форд обрывает капроновую нитку будней. "Ага, ага, - бормочет Самаил, - храни тя в Богудушумать, ана сыкым... " Бом - часы на стене оплывают последним сигналом точного времени. Самаил - услышал - подмигивает мне с той стороны стекла: "Все, барин, дождалися! Выходные!" Откуда-то со второго этажа, где сидят студенты-практиканты, вдруг срывается истошное: "Эх, яблочко, куды ж ты котиссо... " Самаил гневно вскидывает подбородок, и, срываясь на праведный визг, обрывает: "Кончай спектаклю!!"
Выходные.
Гулким коридором бреду к гардеробу. Седой Акимыч загодя приготовил кардиган и теперь протягивает мне его через стойку, бормоча попутно что-то вроде: "Добрый путь, батюшка, добрый путь". Акимыча любят. Все знают, что он постукивает наверх, что, бывает, и по карманам пройдется, на предмет записных книжек, литературки запрещенной, а то и писем. И все равно его любят. Душевный человечишка, низкий, но душевный.
- Добрых вам выходных, Акимыч, - говорю я, направляясь к выходу, но тот вдруг проворно хватает меня за рукав и еле слышно шепчет, пугливо оглядываясь на пустые вешалки:
- Барин нынче стишками Вашими, милсдарь, интересовались. А я ж, где возьму? Так били сильно, тростью по рукам все, - шепчет и протягивает мне скрюченные артритом руки. Следов ударов не видно, но я, вздохнув, вынимаю из нагрудного кармана блокнот, нахожу не самое удачное, перечеркнутое, переправленное.
- Вот, скажите, в кардигане нашли, - в голосе постылое, нарочитое пренебрежение, коего, увы, нет. "... а люди в нем актеры". Каждый прячет страх за выбранную маску. Вот только от кого? Не от себя, право.
- Я ж батюшка не ради беды, - тут же начинает оправдываться Акимыч, листок, однако, проворно прячет в карман.
- Будет вам, Акимыч... Автобус ждет еще.
-А как же, - суетливо машет сединами Акимыч, - дожидаются.
- Тогда прощайте, дорогой, до понедельника.
Мелькнуло, может дать старку червонец. Но потом - к чертям, ему за мои стишки итак перепадет.
Автобус, как водится по пятницам, был переполнен. Дамы сидели, уткнувшись в новомодные романы: Паланек, Пелевин, Бегбедер, и прочая будуарная чушь. Мужская часть коллектива разбилась на кучки, замкнутыми кольцами поделившие между собой пространство между сидений.
- Руслан, Руслан, давайте к нам, - махнул от средней двери князь Опальский. Как обычно он был одет во что-то аляповатое и неподобающее: застиранный пуховик, с торчащими тут и там перьями, клетчатую кепку и вязаные варежки. Рядом с Опальским стояли мрачный Бойбыков и Деловретов. Князья же.
- А мы тут, уважаемый, занимательно спорим`с, - затараторил Опальский, когда я сыпя извинениями протолкался к этой троице, - говорим о Томе Уэйтсе. Я, к примеру, утверждаю, что из всех поющих блюзы пердунов, этот - единственная достойная личность. А Бойбыков стоит за то, что и его пора скинуть к ебанной матери с корабля современности, вслед за Довлатовым, Рамонес, и Миядзаки. Что скажете, а?
Это была традиционная пятничная промывка сознания. Эти трое, уверенно относящие себя к прогрессивной дворянской молодежи лысеющих человечка на полном серьезе обсуждали судьбы и роли, и каждый раз призывали меня в мировые судьбы.
- Господа, мне признаться, по хую, - честно ответил я, пытаясь поудобнее устроиться на узкой площадке. - Тем более что Уэйтс давным-давно сам свалился с палубы этой вашей современности. Не иначе, как по пьяни.
- Однако, - неуверенно заулыбался Опальский. Редкий болван, даром, что княжеская кость. Хотя, может как раз оттого.
Трое представителей "прогрессивной молодежи" продолжили спор, я же оборотился к окну. Краем уха я слышал обрывы реплик ("негроидный флер", "цинизм и диалектика", "акутогава и саспенс"), но уже не вникал.
Зима в этом году была ранняя и по есенински наглая. Ворвалась посередь дождей, легла в три дня оскорбительно белым снегом, да так и лежала, то ли читай ее, то ли дери, то ли пей и забывай. Этакий имажинизма в голове крутится. Не дай бог, кто мысли прочитает, в кандалы да на север, уран киркой мотыжить. И все же, как внезапна и однозначна нынче зима. Данность, и пойди поспорь с такой. Какие уж блоковские берега и дали, какой классицизм да барокко блеющего стигматика-флагелана Гребенщикова. Какие, в конце концов, патологические лиризмы Замогильного. Просто, прямоугольно просто, пришла, огляделась уверенно, одолела.
- Но Игги Поп вне времени! - взревел вдруг над самым моим ухом Бойбыков.
- Разумеется, - кивнул я, отрываясь от зимних созерцаний, - памятники вообще ко времени имеют малое отношение. Особенно надгробные. Вы не позволите, мне выходить.
Не дожидаясь ответа, я протиснулся мимо спорщиков открывающейся двери и выскочил из автобуса. "Плебей", - прошипел в спину Бойбыков, однако перчатку и на этот раз не тронул. Белая кость, голубая кость. Слабак. В курилке шепчутся, будто пидарок. Не удивлюсь.
Тихо завибрировал карман, сплевывая одутловатое ностальжи моего пубертатного гимназического детства: "Informer, alikibom bom down, informer". Sms. "Sobiraemsya v bare v 1900. Surat". Набираю в ответ: "Окъеду". Пальцы мгновенно индевеют. Перед спуском в метро успеваю приобрести банку "Декабревки-классической".
Видимо, по случаю внезапно обрушившихся холодов, метрополетеновская паперть практически пуста, лишь двое отчаянно зябнущих нищих плаксивым голосом вещают о том, как их семьи пострадали от рук эссеров-бомбистов, а сами они потеряли части организмов во время крымской компании. Достоверна, как водится, лишь вонь, поработившая все пространство вокруг стеклянных дверей с красной кириличной литерой М. И красномордина в погонах, шевелением губ просчитывающий собственный процент с милостыни. Сегодня, сучий потрох, не весел: и молить не кому, и люди стараются скорее спрятаться от холода в утробу метрополитена. Так не весел, что не замечает моего приближения, приходится махнуть перед мордою свинячьей перчатками:
- Прочь с дороги, мразь!
- Виноват, вашбродь, виноват. А глазки злые, подколодные. Вот такие и будут тешить нагайкой, когда стишатам моим ход в нужные двери да нужные руки дадут. Может, и не стоило Акимычу черновики давать... А только без разницы, не так, Так иначе. Может, пронесет еще. Вон, Расташанского не тронули. "Современник" прикрыли, а самого не тронули. Хотя, тут и личность другая, резонансная, как нынче стало модно говорить. Но и у меня кое-что есть в загашниках. Припрет, так уеду к дядьям в Прагу. Глухомань, конечно, но для первого времени сойдет. А может еще и не будет ни чего. Ну, в самом деле, не станут же ссылать за неизданные стишки.
Холл перед кассами заполнен так, что приходится протискиваться. Раскрасневшиеся лица гимназистов обоего полу, стремительность французской картавости, и опять же "пелевин-паланик-бегбедер". Последнее удивляет. Нашим кисейным бухгалтершам простительно, но молодежь, авангард, как ни крути, у них своеволие и анархизм богом приписаны как возрастное-неотъемлимое. Ан нет, туда же. Непонятно.
Над эскалаторами многовариантная реклама: "ПЕЛЕВИН В МАРИИНКЕ! БАЛЕТ "ЧАПАЕВ И ПУСТОТА". По другую сторону: "НОВЫЙ РОМАН С. МИНАЕВА "ТИФLИSS" ТРАГЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ СЛУЧАЙНОГО ЧЕЛОВЕКА В КОТЛЕ РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКОГО КОНФЛИКТА". Ближе к выходу на перрон одинокий стенд религиозно-политического блока "Богоборцы", слоган (большими алыми буквами на черном фоне): "Изгоним мракобесие!"; маленькими алыми буквицами: "В семинаре принимают участие ведущие отечественные драматурги и прозаики: Пелевин, Грымов, Абуладзе, Святозаров"; ниже совсем уж мелкими, едва различимыми буковицами: "Семинар состоится ровно в полночь на тринадцатом этаже гостиницы NACIONAL, аудитория 666".
С трудом сдерживая горькую усмешку, схожу с эскалатора под мавританские своды станции метро "Кавалергардская". К черту, мир сходит с ума, и даже врожденного цинизма, переданного по наследству батюшкой позитивистом и дедами нигилистами, с трудом хватает на то, чтоб сохранять хотя бы видимую отстраненность, хотя бы наигранную несопричастность. Ну не в бомбисты же, право, идти, не прокламации пописывать. Да и куда мне до того же Вернегина, с его крамольным, но точнейшим: "Одним концом по барину, другим по мужику". Вернегин, конечно, пошляк, разящий порнограф от поэзии и вообще, футурист-желтогалстучник, но талант, талант. Ему в аудиториях и студиозы аплодировали, и матросня, и мелкопоместный люд. А эти выходки с подвешиванием рояля под потолок. Le Perfomance. Впрочем, это когда его в аудитории пускали. Теперь-то все иначе. Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые?
Да и вообще, время бумажной поэзии ушло, и, опасаюсь, что навсегда. Ныне время насмешек и декламационных, рубленых строк, падоначьих корневых рифм, авангарда. Говорят, в Питере Блока осмеяли, захлопали...
Народу на платформе немного, видимо, только что ушел поезд. Хорошо слышен дрожащий голосок нищего, напевающий стандартную "Я был полково-ой разведчик..." На стене слева, за рельсовым провалом большой плакат: "ПОДПИШЕМСЯ НА ДОБРОВОЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЗАЙМ В ПОЛЬЗУ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ!" Справа: "ОГПУ - верные сыны отечества, не давать спуска врагу!" Что-то новенькое, очередной повод для лингвистических изворотов футуристов.
Над тоннелем электронные часы - 17. 40. Полчаса в запасе, есть возможность прогуляться пешком от Маяковской. А потом в "Хромую собаку", к ребятам, где можно будет, наконец, содрать с рожи опостылевшую маску равнодушия. Да и бессилия, что уж таить. Вечного, гниловатого бессилия русского интеллигента, гордого и бесстрашного на затрапезных кухнях, и празднующего труса на площадях, во время демонстраций бритоголовых чезарюгендов, белорубашечников, православных богоборцев. Все эти красивые жесты с вырыванием черновиков, все это деланное, что бы уж совсем в грязь лицом не пасть перед самим же собою.
Пересадка на кольцевую, пингвиний шаг в часпиковской толпе к очередному эскалатору, таранное взятие поезда. Двери давным-давно не закрываются, смельчаки повисают на поручнях, кое-кто втискивается в межвагонное пространство. В вагоне звучит бравурное: "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью..." Разговоры: Пелевин, Паланик, Бегбедер, Русский Национальный Марш, новая модернистская постановка Грымова "Взвейся триколор", в главных ролях Хамматова и Галкин. Список огромен и жутковат, читать можно в любом направлении, и все равно, дочитав до середины, чувствуешь, как леденеет кровь.
Вместе с волной других пассажиров, вырываюсь на платформу, почти бегом вылетаю на эскалаторы. Здесь пространство позволяет развернуться рекламщикам куда сильнее, чем на Кавалергардской. Помимо Пелевина, Минаева и Богоборцев упоминаются: Лукьяненко ("Ночной дозор", патриотический роман по мотивам блоковских "Двенадцати"), Маринина (детективная серия о бойцах невидимог фронта), Бондарчук-младший (новая киноновелла "Вы жертвами пали..."). Как-то, даже трогательно нелепо смотрятся среди всего это пафосного хлама, рекламы шляпного салона и дома красоты для дам (жуткий слоган "БЕЗБОЛЕЗНЕНЫЙ ПИЛИНГ КРУЛИНГА" куда уместнее смотрелся бы под боевыми листками ОГПУ).
На улице мороз стремительно хватает за щеки. Торопливо наматываю шарф поверх поднятого воротника кардигана, одеваю перчатки. Маяковка бурлит. У памятника отца новой русской словесности кучкуются поклонники новых отечественных китов электронной музыки ВИА "Поющие Сердца" и ВИА же "Александр & Dot". Через дорогу - огромная очередь в Дом Хаджонкова. А рядом - руины гостиницы Пекин. Результат прорыва десятка "штукас" за линию ПВО три месяца назад. На руинах вяло двигаются сумрачные фигурки в тюбетейках и стеганых халатах. Унтерменьши. Занятно, что против такого воплощения нелегальной иммиграции, ведущие патриотические движения не ропщут. Логично, в общем. Кому-то же, в конце концов, надо мести улицы и разбирать руины. Другое дело отпиздить молодецкими кистеньками хирурга Гурадзе. Это патриотично и показательно. А главное - вызвало верный показательный резонанс.
В оживленной толпе прохожих добираюсь до театра Ленсовета. В витринных окнах афиши: «ЮНОНА И АВОСЬ», в переложении Грымова", «Король Лир», в интерпретации Баяна Шырянова", "Волнующая компиляция отрывков из "Евгения Онегина" и "Тартюфа", читает Домогаров".
Стремительно темнеет, спирали снега слетаются в расходящиеся лучи фонарей. Другие лучи крестят небо, выхватывая и бережно передавая от одного к другому гигантскую тушу дирижабля с алым полотнищем под брюхом: "БДИ ГРАЖДАНИН!" Отечественная агит-машина не желает оставлять футуристов без работы. Хотя, еще пару месяцев гражданского бдения, и замечать подобные ляпы станет уже некому. Вдоль дороги рекламные стенды, оккупированные все теми же бдящими господами: "ПУСТЬ РЕЕТ НАД МИРОМ РОДНАЯ СИМВОЛИКА, ДОЛОЙ МОНОПОЛИЮ! ДАЕШЬ СВОБОДНУЮ ЭКОНОМИКУ!" Блестяще, на мой взгляд. Клиническая культура ширпотреба. Массы поддержат. А впрочем, на листовках тех же народовольцев порою и не такие перлы встречаются. Вспоминается: "РЕЕТ НАД РУСЬЮ СЛЕПОЕ ДВУГЛАВИЕ. ЖОПА КРЫЛАТАЯ. ДОЛОЙ САМОДЕРЖАВИЕ!" Прелесть, не правда ли? Такие пертабли способны утомить даже такого прирожденного циника, как Вернегин. Помню его гневное: "БЛЯДИ БОРЮТСЯ С БЛЯДЯМИ, СО СТЫДА ЗАКРЫТ БОРДЕЛЬ"... Как-то так. Вполне предсказуемо, что вот уже несколько недель об этом шумном футуристе ничего не слышно.
Студеный ветер вышибает слезу из уставших долгого вглядывания в монитор глаз. Та же студеная тоска в сердце. Но, слава Богу, уже Казематный переулок и едва заметная в череде одноликих подъездов и мемориальных досок вывеска "Хромая собака". Туда, в тепло, к друзьям, в отсутствие необходимости прятать мысли и страхи, где можно, в конце концов, спокойно молчать, не опасаясь, что молчание будет понято превратно.

27.05.2007 11:34:43

Всего голосов:  3   
фтопку  0   
культуризм  0   
средне-терпимо  0   
зачёт  3   
в избранное 0   



Логин: * Пароль: *
Текст: *

Комментарии :  17

  • Евгений Немец | www
шгикарный текст! ваще, вы с суратом меня седня порадовали, порадовали. молодцы, хуле тут еще скажешь.
27.05.2007 14:16:54
  • сурат
под музыку "Агаты Кристи" надо читать, ибо - декаданс:))
заметил опечатку - "и каждый раз призывали меня в мировые судьбы".
27.05.2007 14:23:50
  • Вор Он
спасибо) Немец, так это считай две части одного и были)
сурат, я агату-кристи не люблю, но да, декаданс имеет место быть в тексте. а опечатку проморгал, идиот. Ну и хрен с ней.
27.05.2007 15:46:10
  • Е. Немец
опечатка - хуйня, к тому же она звучит очень интересно :)
ну так чо - vol.3 от меня принимается? уж больно вы меня завели.
27.05.2007 16:13:07
  • шырвинт
Ворон вот за что я тебя безмерно уважаю – так это за прямоту. Во всём. И в творчестве как видно по этому тексту тоже. Нелегко жить с открытой душой знаю не по слухам и россказням. Ты смелый человек и что большая редкость в современном обществе –эээ.. дескать борец умеющий отстаивать свою точку зрения..
именно на таких людей сегодня можно положиться во всём.
говоря же о рассказе буду как всегда искренен и признаюсь что мне такой стиль очень близок. Чем то напомнил футуризм Асеева. Но поскольку считаю что о вкусах не спорят в том числе и в прозе – я так сказать свою позицию в этом вопросе уже определил дескать поэтому не смею выражать свои субъективные восприятие и отношение. Многие другие твои рассказы и стихи мне гораздо больше пришлись по душе включая дескать последний стихотворный экспромт. Однако лишь отмечу что в этом рассказе ты мастерски сумел выразить то …эээ что хотел. Искренне за тебя рад. Спасибо за доставленное удовольствие.
С наилучшими пожеланиями успехов и гармонии в любви и жизни!
С уважением шырвинт.
27.05.2007 17:07:30
  • cypam
немец,
конечно, принимается.
собственно, и на ширвинте с урюком никто крестов не ставил...
27.05.2007 17:48:25
  • cypam
ворон,
почему "хрен с ней"? сейчас ведь все тексты на сайте можно редактировать
27.05.2007 17:56:55
  • Вор Он
Шырвинт, ты почему издеваешься?
27.05.2007 18:24:12
  • Вор Он
сурат - она мне нравится
27.05.2007 18:24:35
  • сурат
ок:))
27.05.2007 18:44:36
  • Алекс
Все это было недавно, это было давно, это происходит сейчас, будет повторяться вечно...Индивидуальная личность может возвыситься над ассоциативными стееротипами. Индивидуальная личность может совершенно по новому взглянуть на действительность, переоценить её, сделать выводы и построить совершенно новую ценностно-смысловую цепочку. Массы этого не могут. Массы связаны инстинктивными штампами и именно поэтому, с одной стороны легко поддаются агитационномувозбуждению и в то же время легко управляемы как корридный бык.Народная масса как коллективный мозг - полное ничтожество, зависящее от лозунговой подпитки индивидуальной личности. Народовольцы прошлые, настоящие и будущие это очень хорошо знают и пользуют.
Конечно хочется, что бы произошли настоящие изменения и что бы наконец "всем было счастье". Но этого никогда не будет. Потому, что даже самая светлая идея, зародившись у индивидуальной личности нуждается в сподвижниках, которые вместе взятые превращаются в свою очередь в группу товарищей, в зародыш перодовой массы. Ну, а народная масса, даже самая передовая в генах своих имеет все те же признаки общей народной массы. Вот такой замкнутый кружок.
Складывать цепочку из царей, культовых личностей, сисимасисеской группы товарищей и президентского теневого кгбмассонского кабинета не буду. Используя лексику знатока Шырвинта всё "ээээ" что хотел сказать автор очень даже понятно и сочувственно беспокоит. Но меня не будут приглашать в суши-бар, и даже укольчиком зонта не удостоюсь. Именно поэтому я своё индивидуальное мышление внутрь себя направляю. Это помогает мне забыть рассказы пишущих комрадов 30 годов о привратности настоящей дружбы и истинном понимании молчания. Направление мышления внутрь себя позволяет мне радостно идти к своей "Хромой собаке" и предаваться бравурному веселию беззаботно. Сокровенные мысли сокрыты в глубине. Там темно как в жопе. Зато сердце не застуженно студенной тоской...
============
Автору: если от Вас меня пронесло редчайшей волной писсимизма, - то таки зачёт!
Piter_groove я воспринял намного эмоциональнее и там мне слышится вдохновение дыхание музы. Я это очень ценю в творчестве. Это как волнение и оргазм женщины от одного вашего взгляда.Здесь есть мистическая чувственная телепатия и сиюминутность чуда. Браво.
Предподготовка же, наброски ,шлифовка и правка безусловно процесс тоже творческий и приносит оргазм. Но это уже обыденно как механическое обслуживание клитера.
29.05.2007 00:06:39
  • представляете, пузырьки лимона
Автор Ворон, работа: … vol.2
2037 год.
Мемуары.
Один день
из жизни постояльца
домика престарелых «Балтика»
доктора Габлеева.

Ворон, работа…Питер -Грув
И всё-таки лучше один раз увидеть,
чем сто раз прочитать.

S…, опоздание
Да, не волнуйтесь, автор, это был действительно сон.
Надо же: светлый плащ и кроссовки, такое только во сне привидится.


Сурат, пятница
БРАВО!
Испытала практически всю гамму эмоций- от …. и до…
В одном переломном моменте меня постиг даже истерический хохот:
Пролетариату нечего терять кроме своих цепей, а конец этой истории
говорит о том, что и жена с дочью – не цепи.

S…, грязь
Понравились маленькие заметки на полях.
Держать хамелеона внутри – очень даже нужно.
И чем закончилось лицо на потолке?

S…, страшные сказки для маленьких взрослых
Привет! Как дела?
Неужели ради этих слов нужно столько написать?!

Ammok, забудь
По-видимому, Смерть говорит совсем другие слова, потому что чаще заплетают нити жизни в петлю.

Ammok, 28 спустя
Мда. Интересно. Если зародить жизнь на похожей планете из пробирок, то по законам эволюции человечество пройдет точно такой же путь, как и на Земле. Млин! КА-ТА-СТРРО-Фа! Бедный капитан Страйк- ему никогда не увидеть хомиос –супериос. Кстати, а зачем ему это надо???

P.S. Sorry за такой способ размещения комментов. Просто не хочется в такую жару висеть в паутине лишнее время.
29.05.2007 08:24:56
  • ГИДРА
Хороший текст. Но признаюсь честно, Сурат доставил мне больше удовольствия:-)
29.05.2007 12:18:54
  • БесПокойный.
Пасиба и ВорОну и Сypamy за радость печатного слова.
Вот так распринтишь рассказ, поедешь на дачу, прочтёшь, порадуешься. А через пару лет снова на него натыкаешься, перебирая бумаги на чердаке -- это ж какая куча эмоций вспоминается! Жду vol.3
29.05.2007 12:27:15
  • шырвинт
кароче так, ворон, прочел я твой текст и хочу сказать что весьма недурственно, можно даже так сказать охуенно, смешение эпох.. просьба не путать с " Э.. пох".. мастер одним словом.
Алекс, мыб тебя с удовольствием пригласили в суши бар и попиздели за здоровье, так что не юродствуй... просто ты со своей израиловки на белет на Боинг до Домадедова хуй потратишься а так всегда рады ага.
ГИДРА здравствуй я рад что ты жива и здоровья счастья тебе и детишек побольше. одна к тебе просьба, не комментируй пожалуйста Малатова, он одинхуй твои комменты не прочитает и не ответит и не разместит на этом сайте ничего, а если разместит то я снесу все свое свое к ебаной матери и больше тут не появлюсь с уважением Шы.
29.05.2007 16:51:29
  • ГИДРА
Ширвинт, приветствую! спасибо)) Я очень даже живая и здоровая)) хе-хе
Про Малатова всё итак знаю. К сведению принимаю.
29.05.2007 18:01:24
  • brother-dubi | www  | статус: автор
Очень понравилось. Так хорошо читать то, что витало в воздухе и кто-то талантливый поймал и оформил в слова и фразы. Здорово. Спасибо
18.06.2007 22:22:06
 
Смотреть также:
 
Вор Он
 
 
  В начало страницы